Категории каталога

Мои статьи [34]

Форма входа

Мини-чат

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 218




Суббота, 26.05.2018, 22:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт учителя географии Орлова Г.В.
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

Защитник Отечества - солдат Каргин Илья Фёдорович. Продолжение

Советское правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после её отказа от безоговорочной капитуляции.

Ввиду изложенного советское правительство заявляет, что с завтрашнего дня, т. е. с 9 августа, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией.

8 августа 1945 года».[1]

Для руководства наступательными операциями наших войск на Дальнем Востоке Ставка Верховного главнокомандующего образовала главное командование, назначив главкомом Маршала Советского Союза

А. М. Василевского, начальником штаба – генерал-полковника

С. П. Иванова. Руководство фронтами осуществляли:

Забайкальским фронтом, где воевал и Илья Федорович Каргин, - Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский;

1-м Дальневосточным фронтом – Маршал Советского Союза К. А. Мерецков;

2-м Дальневосточным фронтом - генерал армии М. А. Пуркаев.

Наше наступление на японцев поддерживали и войска монгольской народно-революционной армии под руководством маршала Х. Чойбалсана.

По приказу командующего Забайкальским фронтом маршала Малиновского 9 августа 1945 года подразделения фронта перешли границу Маньчжурии (Северо-Восточный Китай). 6 августа американцы сбросили атомную бомбу с бомбардировщика Б-29 на Хиросиму, а 9 августа ещё одну бомбу скинули с самолёта на парашюте на Нагасаки. Погибли и получили большую долю радиации около 500 тысяч человек. Такой варварский акт никак не вызывался военной необходимостью, был направлен прежде всего на запугивание СССР.

А наши солдаты в это время шли пешком в день по 60 километров по пустынным землям и местности со сложным рельефом, труднодоступным для наступающих войск. На пути нашей армии находились укреплённые районы с долговременными железобетонными огневыми сооружениями. Многочисленные реки, заболоченные межгорные долины, прилегающие к хребтам сопки, также являлись препятствием для движения войск. Стояла жара в 50°С. Люди и лошади падали в обморок из-за жары и солнечного удара. Кончилось топливо, и грузовые машины пришлось оставить на время.    

Перед советской армией появилось труднопреодолимое препятствие – хребет Большой Хинган. Японцы говорили, что там никто не пройдёт, кроме лося и оленя. Наши разведчики захватили японского языка. Он долго молча сопротивлялся, не давал никаких показаний и не хотел показывать дорогу через хребет. Когда ему обещали жизнь, всё-таки согласился показать узкую дорогу для выхода к японским укреплениям. Наши артиллерийские части и танковые подразделения пошли в наступление на японцев и прорвали их оборону.

Перед советскими войсками стояла трудная задача: в сжатые сроки разгромить Квантунскую армию. «В составе Квантунской армии и войск сателлитов насчитывалось 1,3 млн. человек да 3 пехотные дивизии и 1 бригада на Сахалине и Курилах. На вооружении японских войск имелось 1155 танков, 6260 орудий, 1900 самолётов. Это была наиболее мощная часть сухопутных войск Японии. Личный состав войск, особенно офицеры, был вымуштрован в духе фанатичной преданности империи и ненависти к другим народам, в первую очередь – к советскому».[2]

Для разгрома таких сил врага наших войск на Дальнем Востоке было слишком мало. После завершения разгрома фашистской Германии начались переброски крупных масс советских войск на Дальний Восток. «В короткий срок на расстояние 9-12 тыс. км перевезли 3 общевойсковые, 1 танковую армии, ряд танковых, артиллерийских,  авиационных, инженерно-сапёрных соединений и частей».[3]

«В результате принятых мер в составе 3 наших фронтов были сосредоточены войска и техника, значительно превосходящие противника по силам и средствам: 1,6 млн. человек, 3704 танка и 1852 СУ, 26 тыс. орудий и миномётов, 1171 установка реактивной артиллерии, более 5 тыс. боевых самолётов».[4]

Проникая в глубь обороны противника, наши подразделения всё больше и больше теснили войска 3 фронта Квантунской армии, освободили города Танян, Таонань и Харбин. Все контратаки врага успешно отбивались. За время с 9 по 14 августа наши войска продвинулись на 350 км. Противник понёс большие потери.  Население освобождённых китайских городов восторженно встретило советских воинов. За эти военные действия Илью Федоровича и многих солдат наградили медалью «За победу над Японией».

Вступление в войну СССР произвело ошеломляющее воздействие на японские правящие круги. 14 августа японское правительство вынесло решение о безоговорочной капитуляции. 15 августа в Японии по радио передавался императорский указ о капитуляции. Однако Квантунская армия, выполняя приказы своего командования, продолжала и после этого

сражаться против советских войск. Всё это привело лишь к дополнительным потерям японцев. Официальная церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции японских вооружённых сил состоялась 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в водах Токийского залива.

От союзников при этом присутствовали представители 9 стран – США, Англии, СССР, Китая, Франции, Голландии, Австрии, Канады и Новой Зеландии. Доставленная на борт линкора японская делегация в составе министра иностранных дел Сигемицу и генерала Умедзу остановилась в нескольких шагах от стола, на котором предстояло подписать акт: начались «минуты позора». 5 минут они стояли под взглядами представителей союзных стран-победительниц. От имени СССР акт подписал генерал  К. Н. Деревянко. По словам Сталина, «фашизм (был) уничтожен как на западе, так и на востоке».

«Вступление в войну против Японии оказало решающее влияние на ход и исход второй мировой войны на Дальнем Востоке, в странах Юго-Восточной Азии и в бассейне Тихого океана. Советские войска, разгромив Квантунскую армию, лишили Японию основных средств для дальнейшего ведения войны и заставили её капитулировать».[5]  

Последний очаг войны на Дальнем Востоке был потушен. В этом есть также маленькая частичка заслуги и рядового советского солдата, нашего земляка Ильи Федоровича Каргина.

О победе на Дальнем Востоке мы можем узнать из сводки Совинформбюро от 10 сентября 1945 года:

«На Дальнем Востоке наша армия  и военно-морской флот с 9 августа по 9 сентября сего года нанесли противнику следующие потери в живой силе и технике. Захвачено: самолётов - 925, танков - 369, бронемашин - 35, полевых орудий, в том числе и самоходных – 1226, миномётов -1340, пулемётов 4836, винтовок – около 300 000, радиостанций – 133, автомашин – 2300, тракторов и тягачей - 125, лошадей – 17 497, складов с боеприпасами, вооружением, снаряжением и продовольствием - 742.

Нашим войскам сдалось в плен более 594 000 японских солдат и офицеров и 148 генералов, в том числе до 20 000 раненых. Японцы потеряли только убитыми свыше 80 000 солдат и офицеров.

Таким образом, общие потери японцев в людях, не считая погибших команд с потопленных японских кораблей, составляют: пленными и убитыми свыше 674 000 солдат и офицеров.

Кораблями и частями Тихоокеанского флота за этот же период времени потоплено следующее количество кораблей и плавсредств японцев: эсминцев – 2, транспортов -28, танкеров – 3, катеров - 5, барж и шхун – 12.

За это же время потери наших войск на Дальнем Востоке составляют: убитыми 8219 человек и ранеными – 22 264 человек».

В том походе наши солдаты непосредственно соприкасались с монголами и китайцами. Монголы, на территории которых наши войска готовились к военной операции против японцев, относились к солдатам очень дружелюбно. Монголы в те времена занимались только кочевым скотоводством, перегоняя стада овец, коз, лошадей, верблюдов по степи. Буддистская религия запрещала им вести земледелие и заниматься рыболовством. Они считали это большим грехом. Основной их едой было мясо. Притом они едят его недоваренным, с кровью. Жили они в те времена в юртах большими семьями по 8-10 детей. Зима здесь холодная, малоснежная. Дуют очень сильные ветры и поднимаются песчаные бури, которые забивают песком глаза и валят с ног.

Илья Федорович рассказывает, что сельские жители Китая занимаются скотоводством и сеют рис, гаолян (гречиху), чумизу (пшеницу), выращивают арбузы, огурцы (у них они очень длинные – 1,5 метра). Китайцы везде встречали советских солдат сначала настороженно, а потом относились приветливо, так как был приказ под страхом расстрела не обижать китайцев. Наши солдаты принесли монгольскому и китайскому народам свободу от порабощения японских милитаристов.

Очень большую опасность в боях представляли собой японские смертники, прикованные металлической цепью к пулемёту и ещё к чему-нибудь, чтобы не покинули свой пост. Вооружены они были и гранатами, стреляли из-за укрытий, нанося серьёзный урон нашей живой силе. Был дан приказ расстреливать их на месте, в плен не брать. Однажды наши солдаты преодолели небольшую речку вброд и вошли в китайскую деревню. Но тут стал строчить на них пулемёт с дацана (буддистского храма). Солдаты тут же открыли ответный артиллерийский огонь. Осталась от дацана только груда кирпича и мусора. Ну и с нашей стороны было убито смертником несколько человек. Конечно, война без убитых не бывает, но и не всех убивает.

В городе Харбине к нашим солдатам и офицерам подходили старые русские эмигранты. Они очень были рады нашим солдатам, охотно говорили с ними по-русски. Они остались в Китае в 1930-е годы, когда строили Китайско-Восточную железную дорогу через Маньчжурию во Владивосток, они же и обслуживали эту дорогу  вместе с китайцами. Эти русские знали, что Россия воюет с Германией. Но оккупационные японские власти никакой информации о войне не давали и говорили им, что коммунистам в России капут.

До глубокой осени 1945 года наши войска оставались на территории Китая, потом вернулись на старые квартиры в Монголию. Весной 1946 года объявили о демобилизации воинов старших возрастов, а их часть тогда же вывели на станцию Песчанка, которая расположена в 5 километрах восточнее Читы. Здесь Илья Федорович прослужил до марта 1948 года дивизионным писарем в штабе. В этом же году на основании Постановления Совета министров СССР он был демобилизован и вернулся домой.

2.3. Жизнь после войны.

После войны жизнь была не простой. После её окончания семья Каргиных вернулась в родную Чувашию. Мама Ильи умерла ещё в 1936 году в Свердловской области. Отец к приезду его с войны был уже старый и больной, он дожил до 1961 года. Дома  в деревне жил ещё старший брат Иван со своей семьёй. Жизнь была очень трудной – все силы и средства страны были направлены на послевоенное восстановление разрушенного хозяйства.

В 1948 году Илья женился на односельчанке – Моряковой Лидии Николаевне. Браку Ильи Федоровича и Лидии Николаевны скоро исполнится 60 лет. Столько времени они живут в любви и согласии. В семье родилось четверо детей – Татьяна, Николай, Валентина и Владимир. Сын Николай – студент Чувашского пединститута – трагически погиб в 1973 году. Дочь Татьяна всю жизнь проработала учительницей в местной Вурманкасинской общеобразовательной школе. Заслуженный учитель Чувашской Республики. Дочь Валентина работает на Чебоксарском заводе имени В. И. Чапаева. Сын Владимир, к сожалению, несколько лет назад скончался от болезни.

Илья Федорович проработал в местном колхозе вплоть до выхода на пенсию в 1985 году. В 1950-е годы руководство колхоза назначило его заведующим птицефермой, а позднее он возглавил овцеводческую ферму. В 1970-е годы он являлся бригадиром сначала полеводческой, а потом животноводческой бригады колхоза «Волга».

Члены бригады ежегодно ездили косить траву в Заволжье. Переправлялись туда на пароме. Переехав на пароме за Волгу, сначала строили шалаши для ночёвки и укрытия от дождя. Ставили длинные жерди и клали сверху сено. Спали не на земле, а на деревянных полатях, сделанных из досок. Воду для приготовления чая и супа брали из реки Парат и чистых озёр, там же и купались в знойные дни. В жару, когда в мелких озёрах воды оставалось мало, ловили в них рыбу: щуку, окуня, карася.

Сенокосную пору все ждали с нетерпением. Никто не сторонился этой общей работы. Более того, каждый готовился к сенокосу как к празднику. Девушки и женщины, юноши и мужчины надевали платья и рубашки из белой домотканой льняной материи.

Специально выделенный человек готовил для людей, занятых на сенокосе, суп. Около озера вешали на рогульки два больших чугунных котла. В одном котле варили суп, а в другом кипятили чай. Мясом и другими продуктами обеспечивал колхоз.

Работники поднимались с восходом солнца, потому что пока роса не высохла косить легче. У каждой бригады был свой сенокосный участок.

После завершения сенокоса перевозили в Заволжье коров. Весь день паслись они на лугах и в лесу, а вечером выходили к озеру. Здесь хозяева их доили и увозили молоко на пароме домой. На ночь коров закрывали за изгородью, здесь за ними присматривали сторожа. В Заволжье ездили не только сено косить, но и собирать землянику и малину.

 Всё лето сельчане пасли своих коров в Заволжье, перегоняли туда и телят. Домашний скот держали на тех пастбищах до самых холодов. Потом перевозили их обратно в деревню тоже на пароме.

Когда Волга покрывалась льдом, сено из заволжских стогов перевозили на лошадях на наш правый берег. Этим сеном кормили колхозных животных. Но в 1980-х годах Волгу перегородили плотиной ГЭС. Заволжские луга и озёра были затоплены.

Илья Федорович находил время ездить осенью с несколькими тоннами картофеля на грузовом корабле и вниз по Волге и по Дону. Картофель он выращивал на личном участке, а часть овощей ещё выдавал за работу в качестве процента и колхоз. Продавал он его в тех краях, где картофель из-за климатических особенностей не растёт: в Астраханской, Волгоградской, Ростовской областях и Калмыкии. Часть картофеля обменивал на зерно и вёз домой. Здесь зерно он перемалывал и кормил им домашних животных. В 1960 году на рынке в Ростове-на Дону он случайно встретился со своим командиром взвода – старшим лейтенантом Катковым Игорем Николаевичем, был у него дома в гостях. Вместе вспоминали жаркие фронтовые дни.

У Ильи Федоровича большой плодоносящий фруктовый сад. В этом году сад дал невиданный урожай. Вкусные сочные яблоки сорта «анис» и «штрефлинг» он ездил продавать горожанам на рынки Чебоксар. А 1970-е годы яблоки, сливы и вишню вместе с Лидией Николаевной доставляли и в Казань, Йошкар-Олу. С яблоками ездили и ещё дальше – в Иваново, Ярославль, Чистополь, Пермь, Ижевск.

Сейчас Илье Федоровичу 82 года. На здоровье он не жалуется. Сложа руки никогда не сидит. И сейчас имеет в своём хозяйстве коров и свиней, держит домашнюю птицу. На своём личном участке Каргины выращивают и трудоёмкую викторию. Сдают молоко закупщикам. В 2002 году у своей коровы-рекордсменки они надоили более 5000 тонн молока. Про этот рекорд напечатала и районная газета «Çĕнтерÿ ялавĕ» в одном из майских номеров того же года.

3. Заключение.

Прошли годы, минули десятилетия. Но в нашей памяти вторая мировая и Великая Отечественная войны навсегда останутся главным, величайшим по своему трагизму событием 20 века. Биография Каргина Ильи Федоровича и его семьи – биография нашей страны тех лет.

Илья Федорович, как и многие ветераны войны и труда, выстоял в тяжелейшие для нашего Отечества годы, с честью выдержал все тяготы и лишения, защитил Родину в кровопролитной битве с врагом. Он отважно сражался на войне, участвовал в тяжёлой работе по подъёму страны из руин. Именно поколение Ильи Фёдоровича Каргина повернуло «колесо истории» к миру и прогрессу, отстояло право нашего народа на свободу и независимость. Ратные и трудовые свершения представителей старшего поколения составляют славу и гордость Отечества. Мы, потомки, должны всегда гордиться поколением победителей. Вера в победу и сила духа людей того времени навсегда останутся высшим мерилом патриотизма, нравственности, верности долгу. Мы должны быть благодарны всем, кто защитил страну от врагов, восстанавливал разрушенное народное хозяйство. Искренне желаем Илье Федоровичу и людям его поколения долгих лет жизни, здоровья, счастья, благополучия, стойкости духа, низкий им поклон за их героический подвиг. Илья Федорович желает молодёжи достойно преодолевать все трудности, овладевать хорошими знаниями во всех областях науки, любить свою страну и быть достойными защитниками Отечества.  Он ведёт активную общественную работу на территории своего сельского поселения. Часто рассказывает о том, как он прошёл войну, ученикам Вурманкасинской основной общеобразовательной школы Моргаушского района. Он здесь уважаемый гость. Является председателем совета ветеранов войны и труда Ильинского сельского поселения выше указанного района.  [1] А. М. Самсонов. Указ. соч., с. 539. [2] Великая Отечественная. 1941-1945, с. 362-363.          [3] Великая Отечественная. 1941-1945, с. 363. [4] А. М. Самсонов. Указ. соч., с. 541. [5] Великая Отечественная война. 1941-1945. Авторский коллектив: Бобылёв П. Н. и др. М., «Политиздат», 1984, с. 356.

Категория: Мои статьи | Добавил: geografia (03.10.2008)
Просмотров: 577 | Рейтинг: 5.0/16 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2018